Консультация юристов без регистрации на сайте
Партнеры Реклама Все кодексы  Законы Правила форума Мобильная версия
   
Рассылка ЮристыОнлайн.Ру
 
   
Семинары (курсы) Каталог юристов Юр.справочная 100 сообщений форума
| О сайте | Контакты |  06 Декабрь 2016, 13:13:22  
Добро пожаловать на юридический форум ЮристыОнлайн.Ру, Гость.
Регистрируйтесь на сайте прямо сейчас! Нас уже более 8000.
Рекомендуйте наш форум знакомым!

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь
Для входа введите Ваше регистр. имя (ник) и пароль. Забыли пароль?

Новости: Автомобильный форум Колёсная база
 
   Начало   Сообщ. за день Помощь Лучший поиск Статьи Войти Регистрация  
 
Страниц: [1]   Вниз
  В закладки  |  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема:  прочитано 5812 раз(а)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Mariia
Новичок


Репутация: 0
Offline Offline

Сообщений: 8

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 1
-вас поблагодарили: 0

обратиться по нику -->


« : 28 Май 2012, 15:53:20 »
 

Здравствуйте!
Форумчане, не могли бы вы помочь с арбитражной оговоркой внешнеторгового контракта. Это договор поставки между РФ и Тайвань. Поскольку Тайвань является непризнанным государством, а официальная позиция РФ состоит в том, что Тайвань - это часть КНР, решения судов сторон не будут исполняться. Какой суд можно указать в качестве суда разрешения спора?
Записан
Admin_Aleks
Администратор
*

Репутация: 547
Offline Offline

Сообщений: 25897

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 30
-вас поблагодарили: 2503

я тот, кто ищет смысл в тумане многих мыслей

обратиться по нику -->


« Ответ #1 : 28 Май 2012, 17:51:02 »
 

Какой суд можно указать в качестве суда разрешения спора?
В качестве суда, который будет разрешать спор между сторонами данного договора, лучше всего указать суд того государства, которое официально признало государство Тайвань.
Записан

Получить бесплатную консультацию по телефону
Новый Автомобильный форум Колёсная база

**
"...ибо истинное величие судьи в способности покарать себя" © ф. "Десять негритят", реж. С.Говорухин
Mariia
Новичок


Репутация: 0
Offline Offline

Сообщений: 8

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 1
-вас поблагодарили: 0

обратиться по нику -->


« Ответ #2 : 28 Май 2012, 17:54:55 »
 

Какой суд можно указать в качестве суда разрешения спора?
В качестве суда, который будет разрешать спор между сторонами данного договора, лучше всего указать суд того государства, которое официально признало государство Тайвань.

да, это очевидно. но из 23 государств, признавших Тайвань (напр., Гватемала, Никарагуа, Ватикан и др.) ни с одним из них у нас нет договора о правовой помощи, с помощью которого решение будет исполняться по крайней мере в России. Также Тайвань не является участником Нью-Йоркской конвенции 1958 года об исполнении арбитражных решений. В этом-то и есть огромная проблема.
Записан
Гедеван Александрович
Новичок


Репутация: 10
Offline Offline

Сообщений: 11

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 0
-вас поблагодарили: 3

обратиться по нику -->


« Ответ #3 : 28 Май 2012, 18:58:31 »
 

В данной ситуации, вероятнее всего, единственный выход - это согласовать в качестве суда, который будет разрешать спор, МКАС при ТПП.
Записан
Mariia
Новичок


Репутация: 0
Offline Offline

Сообщений: 8

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 1
-вас поблагодарили: 0

обратиться по нику -->


« Ответ #4 : 28 Май 2012, 19:05:04 »
 

В данной ситуации, вероятнее всего, единственный выход - это согласовать в качестве суда, который будет разрешать спор, МКАС при ТПП.

А не могли бы Вы дать какое-то обоснование?
Записан
Гедеван Александрович
Новичок


Репутация: 10
Offline Offline

Сообщений: 11

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 0
-вас поблагодарили: 3

обратиться по нику -->


« Ответ #5 : 28 Май 2012, 19:35:07 »
 

Вы сами сослались на то, что Тайвань является непризнанным Россией государством, а также на  то, что Тайвань не является участником Нью-Йоркской конвенции 1958 года об исполнении арбитражных решений. Поэтому здесь, по моему мнению, экономически выгодней да и целесообразней позаботиться о перспективах рассмотрения дела на территории РФ в случае предъявления иска нерезидентом о нарушении принятых на себя обязательств российской организацией.
  А для того, чтобы у Вас не возникла необходимость обращения в суд,  рекомендую основательно проработать в контракте все моменты, связанные с гарантиями исполнения обязательств тайваньской стороной

За это сообщение, 1 пользователь сказал спасибо!
Записан
Mariia
Новичок


Репутация: 0
Offline Offline

Сообщений: 8

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 1
-вас поблагодарили: 0

обратиться по нику -->


« Ответ #6 : 28 Май 2012, 19:44:23 »
 

спасибо
Записан
Admin_Aleks
Администратор
*

Репутация: 547
Offline Offline

Сообщений: 25897

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 30
-вас поблагодарили: 2503

я тот, кто ищет смысл в тумане многих мыслей

обратиться по нику -->


« Ответ #7 : 28 Май 2012, 19:57:18 »
 

Гедеван Александрович, а Вы уверены, что на территории Тайваня решение данного суда будет признано?
Записан

Получить бесплатную консультацию по телефону
Новый Автомобильный форум Колёсная база

**
"...ибо истинное величие судьи в способности покарать себя" © ф. "Десять негритят", реж. С.Говорухин
Mariia
Новичок


Репутация: 0
Offline Offline

Сообщений: 8

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 1
-вас поблагодарили: 0

обратиться по нику -->


« Ответ #8 : 28 Май 2012, 20:18:23 »
 

Гедеван Александрович, а Вы уверены, что на территории Тайваня решение данного суда будет признано?

естественно не будет признано, т.к. это решение арбитражного суда, а Тайвань не подписала Нью-Йоркскую Конвенцию.
Записан
Гедеван Александрович
Новичок


Репутация: 10
Offline Offline

Сообщений: 11

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 0
-вас поблагодарили: 3

обратиться по нику -->


« Ответ #9 : 28 Май 2012, 20:27:40 »
 

Гедеван Александрович, а Вы уверены, что на территории Тайваня решение данного суда будет признано?
Отвечая на вопрос Mariia, я в первую очередь исходил из того, что в изложенной ситуации для российской компании основным моментом при согласовании условий контракта должны являться однозначно определённые гарантии исполнения обязательств тайваньской стороной. При этом, в случае серьёзной проработки вопроса о гарантиях, сама вероятность обращения в суд по причине нарушения условий контракта неризедентом, будет сведена  к нулю. Поэтому вопрос о признании решения, вынесенного МКАС, на территории Тайваня не возникнет вообще.
Записан
Admin_Aleks
Администратор
*

Репутация: 547
Offline Offline

Сообщений: 25897

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 30
-вас поблагодарили: 2503

я тот, кто ищет смысл в тумане многих мыслей

обратиться по нику -->


« Ответ #10 : 28 Май 2012, 20:31:35 »
 

Поэтому вопрос о признании решения, вынесенного МКАС, на территории Тайваня не возникнет вообще.
Дело не в том, возникнет такая необходимость или нет. Дело в принципе.
Соответствующее условие, прописанное в договоре, должно работать, если ситуация дойдет до того, что единственным вариантом разрешения спора останется суд.
Если решение суда не будет признаваться на территории Тайваня, то никакого юридического смысла в таком условии я вообще не вижу.
Записан

Получить бесплатную консультацию по телефону
Новый Автомобильный форум Колёсная база

**
"...ибо истинное величие судьи в способности покарать себя" © ф. "Десять негритят", реж. С.Говорухин
Гедеван Александрович
Новичок


Репутация: 10
Offline Offline

Сообщений: 11

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 0
-вас поблагодарили: 3

обратиться по нику -->


« Ответ #11 : 29 Май 2012, 06:45:33 »
 

С Вашей позицией относительно того, что "Соответствующее условие, прописанное в договоре, должно работать, если ситуация дойдет до того, что единственным вариантом разрешения спора останется суд." я согласен полностью. При этом считаю, что основной задачей юриста является недопущение возникновения ситуаций, которые могут быть разрешены только в суде. Поэтому мной и был предложен вариант решения проблемы, которая возникла практически, а не теоретически.
 Если у Вас имеются иные практические решения озвученной Mariia проблемы, буду рад ознакомиться с ними.
 Если же имеется желание обсудить теоретические аспекты - готов принять участие в обсуждении.
Записан
Mariia
Новичок


Репутация: 0
Offline Offline

Сообщений: 8

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 1
-вас поблагодарили: 0

обратиться по нику -->


« Ответ #12 : 29 Май 2012, 08:27:04 »
 

Уважаемые Гедеван Александрович и Солярис!
Я понимаю, что теоретические проблемы так же важны, как и практические. Но данная ситуация действительно является для меня проблемой, которую необходимо оперативно решить. Была бы очень благодарна за отыскание именно суда разрешения спора :)

Комментарий Администратора Не надо каждый раз полностью цитировать сообщение другого участника.
Если Вы хотите прокомментировать часть высказывания, то и следует цитировать такую часть.
Записан
Гедеван Александрович
Новичок


Репутация: 10
Offline Offline

Сообщений: 11

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 0
-вас поблагодарили: 3

обратиться по нику -->


« Ответ #13 : 29 Май 2012, 09:42:20 »
 

Mariia, если в Вашей ситуации не приемлем МКАС при ТПП, сообщите email, на который я могу скинуть статью, из которой Вы можете подчерпнуть полезное для себя.
Записан
Admin_Aleks
Администратор
*

Репутация: 547
Offline Offline

Сообщений: 25897

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 30
-вас поблагодарили: 2503

я тот, кто ищет смысл в тумане многих мыслей

обратиться по нику -->


« Ответ #14 : 29 Май 2012, 11:42:58 »
 

Гедеван Александрович, а зачем статью приводить в приватном режиме? Форум для того и создан, чтобы и другие его участники могли найти нужную и полезную информацию.

Поэтому размещайте информацию здесь. Только, разумеется, необходимо соблюсти права автора статьи.

 197 В профиле соответствующего участника можно найти его адрес эл. почты (если он не скрыл его от просмотра).
Записан

Получить бесплатную консультацию по телефону
Новый Автомобильный форум Колёсная база

**
"...ибо истинное величие судьи в способности покарать себя" © ф. "Десять негритят", реж. С.Говорухин
Гедеван Александрович
Новичок


Репутация: 10
Offline Offline

Сообщений: 11

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 0
-вас поблагодарили: 3

обратиться по нику -->


« Ответ #15 : 29 Май 2012, 15:18:03 »
 

ДОГОВОРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ РОССИЙСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ С ПАРТНЕРАМИ
ИЗ НЕПРИЗНАННЫХ И ЧАСТИЧНО ПРИЗНАННЫХ ГОСУДАРСТВ

А.Л. РОГАЧЕВСКИЙ

Рогачевский Александр Львович, доцент юридических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета.

В практике ряда российских организаций порою возникают специфические проблемы, связанные с тем, что зарубежные партнеры находятся в непризнанных или частично признанных государствах. Сегодня в мире существует немало территорий, претендующих на независимость, но не получивших всеобщего признания в качестве самостоятельных государств. В некоторых из таких регионов целиком или частично утвердилась власть победивших сепаратистских движений, другие де-факто состоят под иностранным контролем.

Интерес российских организаций (прежде всего коммерческих) к партнерам с таких территорий может быть обусловлен различными причинами. При заключении контрактов возникают два основных круга юридических проблем: применимое к договору право и разрешение споров с партнером (включая последующее принудительное исполнение судебных и арбитражных решений). Ответы на эти вопросы зависят от того, признано ли данное государство Россией и в каких международных соглашениях оно участвует. На этих проблемах и будет сосредоточено внимание в настоящей статье. В первую очередь будут рассмотрены формально-юридические аспекты; такие факторы, как безопасность, коррупция и пр., мы, как правило, не учитываем.
1. Из перечисленных территорий раньше всех нашей страной была признана в качестве независимого государства Палестина (1988). После распада СССР Россия не изменила своей позиции по данному вопросу, в Москве функционирует палестинское посольство. Россия признает и палестинские паспорта, официальная выдача которых началась в 1995 г., после подписания в Осло соглашений между Израилем и Организацией освобождения Палестины. Нынешняя палестинская администрация (по крайней мере на Западном берегу р. Иордан) уделяет внимание развитию внешнеэкономических связей. Например, предполагается поощрять туризм на этой потенциально привлекательной для посетителей территории, местные турфирмы имеют ряд льгот. Для заключения договоров с палестинскими партнерами юридических препятствий нет, и палестинское законодательство может применяться, а ссылки на него будут признаваться в российских судах и арбитражах. Однако такой подход применим без оговорок не во всех случаях. Например, при направлении в Палестину российских туристских или паломнических групп необходимо учитывать сложную политическую обстановку на Ближнем Востоке и то обстоятельство, что въезд на палестинские территории признается законным лишь при пересечении границ с территории Израиля. Поэтому с практической точки зрения целесообразно в таких ситуациях заключать договоры с израильскими компаниями.
Сегодня возможно также прямое сотрудничество с фирмами из Абхазии и Южной Осетии и применение законодательства этих стран. При посещении Абхазии и Южной Осетии следует, однако, иметь в виду, что 23 октября 2008 г. Грузия издала Закон "Об оккупированных территориях" (действует в ред. от 26 февраля 2010 г.) <6>. Согласно этому акту, местные органы власти, если они не созданы в соответствии с грузинским законодательством, объявлены незаконными (ст. 8), въезд в Абхазию и Южную Осетию разрешен лишь с грузинской территории (ст. 4), а большинство видов экономической деятельности в данных регионах запрещено или ограничено (ст. 6). Нарушение перечисленных правил карается в административном и уголовном порядке. Поэтому в настоящее время абхазские и югоосетинские пограничные власти, во избежание осложнений для приезжих, ставят штамп в паспорт только по запросу въезжающего (выезжающего) гражданина. Посещение указанных регионов облегчается тем, что сегодня въезд на их территории разрешен и по внутренним российским паспортам. Это возможно в силу межправительственного Соглашения России и Абхазии о взаимных безвизовых поездках граждан от 2 октября 2009 г. и аналогичного Соглашения России и Южной Осетии от 1 февраля 2010 г..
Как, однако, быть при установлении деловых связей с партнерами из других регионов? С этим связан также вопрос о том, имеют ли правовую защиту в России правоотношения, вытекающие из сделок, заключенных российскими компаниями с их партнерами из Абхазии и Южной Осетии до признания этих государств Россией.
Вопрос о возможности применения законодательства непризнанных государств уже давно является предметом рассмотрения в науке и практике.
Подробного урегулирования в российском праве эта проблема пока не получила. Статья 1193 Гражданского кодекса РФ гласит, что норма иностранного права, подлежащая применению в соответствии с правилами раздела VI ГК РФ, не применяется в исключительных случаях, когда последствия ее применения противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации, и в этом случае при необходимости применяется соответствующая норма российского права. Можно ли считать применение законов непризнанного государства нарушением российского публичного порядка? Если судить по имеющимся обзорам, данный вопрос в последнее время российскими судами и арбитражами не поднимался и в литературе специально не рассматривался.

При разрешении этой проблемы нужно учитывать, что в международном праве сосуществуют конкурирующие друг с другом принципы: с одной стороны, принцип права народов на самоопределение, а с другой - принципы нерушимости государственных границ и территориальной целостности государств. Упомянутые принципы получили отражение в целом ряде международно-правовых актов, прежде всего в Уставе ООН (1945), Декларации ООН о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами (1970), Хельсинкском Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975) и др. Советская доктрина, как известно, придерживалась декларативной теории признания государств, согласно которой достаточно провозглашения независимости, чтобы государство считалось существующим. Обоснованием для такого подхода считался принцип права народов на самоопределение. До 1980-х годов, в связи с распадом колониальной системы и увеличением числа просоветских режимов в мире, эта концепция оставалась господствующей в СССР. Однако позднее Советский Союз, а затем и государства - правопреемники СССР, столкнувшись с сепаратизмом на собственной территории, переходят к почти полной поддержке противоположной (конститутивной) теории признания государств, опираясь при этом на принцип нерушимости границ и недопустимости их насильственного изменения.
В нынешней российской учебной литературе по международному частному праву проблема отсылки к законодательству непризнанного государства рассматривается в лучшем случае в историческом плане, а от рекомендаций, рассчитанных на современные условия, авторы воздерживаются. Чем же должны руководствоваться компании, желающие вступить в отношения с партнерами из непризнанных государств?
В новом российском законодательстве эта проблема была специально затронута лишь однажды - в Указе Президента РФ от 15 сентября 1992 г. N 1072 "Об отношениях между Российской Федерацией и Тайванем". В п. 1 Указа признаются неоспоримые права КНР на Тайвань. Там же отмечается, что "экономические, научно-технические, культурные и другие неофициальные связи между Россией и Тайванем осуществляются отдельными гражданами и неправительственными организациями, наделяемыми функциями, необходимыми для правового, технического и иного обеспечения этих связей, защиты интересов на Тайване российских граждан, и регулируются соответствующими законодательными актами Российской Федерации". Таким образом, законодатель дал субъектам внешнеэкономических и иных отношений четкий ориентир на применение в таких ситуациях российского права. В то же время, поскольку в ряде случаев все же приходится учитывать внутренние тайваньские правила, тот же пункт Указа устанавливает: "Все возможные представительства на Тайване российских организаций и, соответственно, Тайваня в России являются неправительственными учреждениями и не могут претендовать на статус, компетенцию, привилегии и льготы, присущие государственному органу. Их правовое положение определяется местным законодательством" (выделено нами - А.Р.). Иными словами, в том, что касается правового статуса лиц, действующих на тайваньской территории, законодатель был вынужден допустить применение правил непризнанной республики, хотя и в ограниченном объеме.
Как соотносится упомянутый Указ с тогдашним и нынешним законодательством? Он был издан на основании ст. 121.8 действовавшей на тот момент Конституции России, предусматривавшей право Президента на издание указов. Эти указы не должны были противоречить Конституции и законам Российской Федерации. Статья 72 Конституции России (в ред. от 21 апреля 1992 г.) относила к ведению "федеральных органов государственной власти" внешнюю политику и международные отношения Российской Федерации (п. "к") и гражданское законодательство (п. "о"). Однако она не содержала четкого разграничения полномочий Президента, Съезда народных депутатов и Верховного Совета по этим вопросам, что отражало политическую ситуацию в стране в тот период. Статья 3 тогдашнего Гражданского кодекса предусматривала, что гражданско-правовые отношения могут регулироваться Основами гражданского законодательства СССР, Гражданским кодексом и "иными актами гражданского законодательства РСФСР". Таким образом, формально данный Указ не противоречил закону, а лишь дополнял существующее гражданское законодательство и законодательство по вопросам международных отношений. Более того, немного позднее данное положение было еще отчетливее отражено в Конституции. Федеральным законом от 9 декабря 1992 г. N 4061-1 "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Российской Федерации - России" <13> в статью 109 Конституции был включен п. 6.1, согласно которому за Верховным Советом было даже признано право издавать кодексы и законы по предметам ведения федеральных органов государственной власти Российской Федерации.
С принятием новой Конституции РФ 1993 г. и первой части Гражданского кодекса (30 ноября 1994 г.) положение в данной сфере принципиально не изменилось, хотя разграничение полномочий между Президентом России и Федеральным Собранием стало четче. Статья 90 Конституции РФ гласит, что указы Президента не должны противоречить Конституции и федеральным законам. Согласно ст. 3 ГК РФ, гражданско-правовые отношения "могут регулироваться также указами Президента Российской Федерации", которые не должны противоречить Гражданскому кодексу и иным законам. Таким образом, Президент РФ вправе издавать указы нормативного характера, особенно в случае пробела в гражданском законодательстве. Кроме того, в силу п. "а" ст. 86 Конституции РФ Президент осуществляет руководство внешней политикой Российской Федерации.
Из этого следует, что Указ "Об отношениях между Российской Федерацией и Тайванем" по-прежнему сохраняет свою силу и значение. А поскольку российскому гражданскому законодательству присущ принцип аналогии (ст. 6 ГК РФ), нормы Указа должны учитываться при решении проблем, связанных с правоотношениями между российскими компаниями и их партнерами из других непризнанных государств. Таким образом, можно заключить, что ограниченное применение законодательства непризнанных государств не нарушает публичного порядка России. Разумеется, такой подход не решает всех практических проблем, но он позволяет в ряде случаев избежать "правового вакуума", в котором могут оказаться отношения сторон. Это особенно важно в связи с определением правового статуса юридических лиц. Коль скоро Россией признано, что правовое положение представительств российских организаций на подобных территориях может определяться "местным законодательством", статус компаний, зарегистрированных фактическими властями этих территорий, a fortiori должен определяться им же.
С применением законодательства непризнанных государств связан, как уже говорилось, вопрос о статусе сделок, заключенных российскими компаниями с их партнерами из Абхазии и Южной Осетии до признания этих государств Россией. Указы Президента РФ от 26 августа 2008 г. "О признании Республики Абхазия" и "О признании Республики Южная Осетия" <14>, вступившие в силу с момента подписания, не содержат никаких указаний на этот счет, их обратная сила в этой части неочевидна. Официальное обоснование этих Указов, сделанное Президентом РФ днем позже в его Заявлении "О признании Российской Федерацией независимости Южной Осетии и независимости Абхазии", также не затрагивает этого вопроса. Не содержат оговорок об обратной силе и однотипные Договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, подписанные Россией с обеими республиками 17 сентября 2008 г. Общие же правила Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г., в том числе нормы об отсутствии обратной силы (ст. 28) и о толковании договоров (ст. ст. 31 - 33), к этим соглашениям напрямую неприменимы. Дело в том, что, хотя Россия участвует в Венской конвенции, Абхазия и Южная Осетия присоединиться к ней пока не могут, поскольку эти государства не отвечают критериям, предусмотренным ст. ст. 81 и 83 Конвенции. Несмотря на это обстоятельство, при толковании данных соглашений следует учитывать, что Россия и обе республики обязались строить свои отношения как дружественные государства (ст. 1 Договора с Абхазией, ст. 1 Договора с Южной Осетией) и данный принцип последовательно проводится в других положениях Договоров. В частности, предусмотрено обязательство обеспечивать благоприятные экономические, финансовые и правовые условия для предпринимательской и иной хозяйственной деятельности, включая стимулирование и взаимную защиту инвестиций, всемерно поощрять различные формы кооперации и прямых связей между гражданами, предприятиями, фирмами и другими субъектами экономического сотрудничества договаривающихся сторон (статьи 17 Договоров с Абхазией и Южной Осетией). Оговорено также взаимное признание документов, выданных государственными органами и органами местного самоуправления (статья 9 Договоров с Абхазией и Южной Осетией). Учитывая общий характер и цели этих договоров, допустимо предположить, что в российских судах и арбитражах могут получить защиту правоотношения, возникшие не только после 26 августа 2008 г., но и до этой даты, притом в полном объеме. Но даже если это не будет сочтено возможным, суд в любом случае вправе применить по аналогии Указ "Об отношениях между Российской Федерацией и Тайванем". Как уже сказано, он ориентирует на применение в таких ситуациях российского права к договорным отношениям.
2. Второй круг проблем более сложен и связан с исполнением судебных решений по гражданским делам в непризнанных и частично признанных государствах мира. Ниже будет дан обзор этой проблемы по отдельным территориям.
Как уже отмечалось, три государства (Палестина, Абхазия и Южная Осетия) признаны Россией. Однако договоров о правовой помощи с ними пока нет. В первую очередь это означает, что отсутствуют юридические основания для принудительного исполнения решений, вынесенных государственными судами.
Как известно, в мировой практике при отсутствии договоров о правовой помощи прибегают порою к исполнению иностранных судебных решений на основе принципа "международной вежливости" (comitas gentium), как правило увязывая это со взаимностью. Отдельные казусы такого рода встречались и в российской практике, для чего имеются некоторые основания. Пункт 1 ст. 241 Арбитражного процессуального кодекса РФ действительно выдвигает в качестве основной предпосылки для признания и приведения в исполнение решения иностранного суда наличие международного договора и (или) федерального закона. Тем не менее нужно учитывать, что АПК РФ не ставит возможность этой процедуры в зависимость только от данного обстоятельства. Например, Федеральный арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 22 февраля 2006 г. N КГ-А40/698-06-П сослался на Соглашение России о партнерстве и сотрудничестве с государствами - членами ЕС от 24 июня 1994 г., в силу которого каждая сторона приняла на себя обязательство обеспечить свободный от дискриминации по сравнению с собственными лицами доступ физических и юридических лиц другой стороны в компетентные суды. На этом основании российский арбитражный суд признал возможным исполнить решение британского суда.
Определением Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 декабря 2009 г. N ВАС-13688/09 <21> было удовлетворено ходатайство об исполнении в России решения Окружного суда г. Дордрехта (Нидерланды) по иску голландской компании "RentpoolB. V." к российскому ООО "Подъемные технологии". При разрешении данного вопроса в России было учтено, что ранее Нидерланды исполняли решения российских государственных судов. ВАС РФ сослался также на то обстоятельство, что возможность исполнять такие решения вытекает из некоторых международных договоров России, в частности, из п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., согласно которому исполнение решения, вынесенного любым судом страны - участницы Конвенции, должно рассматриваться российским судом как надлежащее соблюдение права лица на справедливое судебное разбирательство. В этом деле было учтено и упомянутое Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с государствами - членами ЕС 1994 г.
Однако приходится признать, что реальная практика российских судов в данной сфере крайне непоследовательна, решения такого рода пока единичны <24>. Столь же малопредсказуемо и исполнение решений наших государственных судов в странах, с которыми Россия не имеет соответствующих договоров. Тем более не отработан этот механизм с новыми государствами, появившимися в результате сецессии (отделения), и сколько-нибудь широкое его использование в ближайшие годы маловероятно. Поэтому в настоящее время едва ли можно всерьез рассчитывать на исполнение таких решений лишь на основе международной вежливости и взаимности.
Что касается арбитражного рассмотрения дел, то три признанные Российской Федерацией страны не участвуют в подписанных Россией Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. и Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. Тем не менее в отношении Палестины эта проблема разрешима, поскольку Палестина подписала Эр-Риядскую Арабскую конвенцию о сотрудничестве по судебным вопросам 1983 г. и Амманскую Арабскую конвенцию о коммерческом арбитраже 1987 г. Обе Конвенции подписали также Йемен и Тунис, Конвенцию 1987 г. - Алжир, а с этими странами у России имеются Договоры о правовой помощи, которые распространяются и на арбитражные решения. В подобной ситуации алжирская, йеменская или тунисская компания может стать гарантом исполнения обязательств в отношении одной из сторон.
В случае же с Абхазией и Южной Осетией даже такой "обходной" путь пока формально неосуществим: они не имеют полноценных договоров о правовой помощи не только с Россией, но и с другими немногочисленными странами, признавшими их де-юре (Вануату, Венесуэлой, Науру, Никарагуа, Тувалу). В связи с этим можно рекомендовать российским компаниям использовать иные механизмы. В контракты целесообразно включать условие об аккредитивной форме расчетов, предварительной оплате товаров или услуг, если поставщиками или исполнителями являются российские лица, и последующей - если российские лица являются плательщиками. Что же касается процессуальных мер, то АПК РФ (ст. ст. 247 - 249) дает определенные возможности для рассмотрения дел даже в случаях, когда с соответствующим государством нет договора о правовой помощи. Например, в качестве третьей стороны (гаранта) может быть привлечен российский банк, в котором (в рамках аккредитива или иных операций) депонируется соответствующая сумма - в этом случае спорное имущество будет находиться на территории России, дело окажется подсудным российскому арбитражному суду и будет подлежать исполнению на российской же территории.
Государства, не признаваемые Россией, в процессуальном отношении представляют собою неоднородную картину. В отношениях с некоторыми из них возможен описанный механизм с привлечением гаранта из третьей страны. Не исключено также рассмотрение спора арбитражем третьей страны. Так, суды Тайваня исполняют иностранные судебные и арбитражные решения на началах взаимности. За прошедшие десятилетия такая практика установилась у тайваньских властей с органами юстиции США, Канады и Японии. Кроме того, с 2000-х годов отдельные прецеденты такого рода имели место даже в отношениях с судами материкового Китая.
Относительно благоприятна (по крайней мере с чисто формальной точки зрения) юридическая ситуация в Косове. После ввода в этот край иностранных войск Временная миссия ООН в Косове (МООНК) издала распоряжение от 12 декабря 1999 г. N 1999/24 "О праве, применяемом в Косове" (On the Applicable Law in Kosovo) >, согласно которому югославское законодательство, действовавшее в крае по состоянию на 22 марта 1989 г., если оно не было отменено или изменено Специальным представителем Генерального секретаря ООН, сохраняет свое действие (п. 1.1). С тех пор местное право было дополнено целым рядом новых актов, среди которых следует отметить принятый Ассамблеей Косова Закон от 21 ноября 2005 г. "Об иностранных инвестициях", в соответствии с которым в крае объявляются действующими положения ряда международных документов. Это Нью-Йоркская конвенция 1958 г., Вашингтонская конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами и гражданами других государств 1965 г., Арбитражные правила Международного центра по урегулированию инвестиционных споров, Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ и Арбитражный регламент Международной торговой палаты, которые напрямую применимы к спорам с иностранными инвесторами.
26 января 2007 г. в Косове был принят Закон "Об арбитраже". Он был подготовлен с учетом положений Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и Директивы 93/13/EEC о защите прав потребителей от 5 апреля 1993 г. Закон предусматривает правила о признании и приведении в исполнение арбитражных решений, принятых как в Косове, так и за его пределами. При этом решение может выноситься как на основе национального права, так и на основе принципа справедливости (ex aequo et bono), если стороны условились об этом явным образом (ст. ст. 29.1, 29.2). Характерно, что исполнение решений, вынесенных за пределами Косова (ст. ст. 39.2 - 39.5), не ставится в зависимость от принципа взаимности. Формально это открывает возможность исполнять в Косове решения даже тех арбитражей, которые состоялись в странах, не признающих Косово.
Что же касается признания и исполнения решений косовских судов и арбитражей в России, то пока перспектива этого представляется неясной. Договора о правовой помощи с краем нет, аналогичный Договор СССР с Югославией 1962 г. косовские власти теперь не применяют, а присоединиться к Нью-Йоркской конвенции и Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже напрямую Косово пока не может, поскольку не отвечает критериям, определенным ст. VIII Нью-Йоркской конвенции и ст. X Европейской конвенции. Правда, п. 1 ст. 35 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" предусматривает, что арбитражное решение признается в России обязательным "независимо от того, в какой стране оно было вынесено", - однако фактическое его исполнение возможно в России лишь в добровольном порядке. Если же возникнет надобность в принудительном исполнении, то не исключено, что арбитражный суд, который в силу ст. ст. 241 - 246 АПК РФ осуществляет эту процедуру, откажет в содействии по мотивам публичного порядка (подп. 2 п. 1 ст. 36 Закона "О международном коммерческом арбитраже", подп. 7 п. 1 ст. 244 АПК РФ). Кроме того, следует иметь в виду оговорку, сделанную СССР при подписании Нью-Йоркской конвенции: в отношении решений, вынесенных на территории недоговаривающихся государств, государство применяет Конвенцию только в той мере, в которой данные государства признают режим взаимности. Учитывая сугубо отрицательное отношение России к нынешним косовским властям, едва ли можно рассчитывать на такую взаимность (несмотря на то, что по косовскому Закону об арбитраже 2007 г. она, как уже сказано, не требуется). Поэтому в подобных ситуациях также целесообразно включать в контракты оговорку о рассмотрении дела в арбитраже на территории третьей страны и (или) привлекать гарантов из стран, признающих Косово и в то же время подписавших Нью-Йоркскую или Европейскую конвенции.
При заключении соглашений с партнерами из Северного Кипра надлежит учитывать, что Турецкая Республика Северного Кипра находится в международной изоляции и не признана никем, кроме Турции. Однако на практике известен ряд случаев, когда в зарубежных судах (например, в Германии и Великобритании) находило ограниченное применение северокипрское законодательство, а решения судов Северного Кипра признавались за границей при условии, что они не содержали явного противоречия публичному порядку соответствующего государства.
Более того, вопрос о признании северокипрских судебных решений рассматривался и Европейским судом по правам человека (2001). Суд решил, что полностью игнорировать их означало бы, в сущности, вовсе отказать людям в защите их прав. Это противоречило бы ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой всякий вправе рассчитывать на "справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона". Республика Кипр протестовала, полагая, что северокипрские суды вообще нельзя рассматривать как "суды, созданные на основании закона", поскольку те являются частью юридической системы, которая изначально противоречит международному праву. Несмотря на эти возражения, Европейский суд по правам человека счел, что отказ в зарубежном признании подобных решений допускает и исключения: на спорной территории продолжается повседневная жизнь, и фактические власти этого края, в том числе и суды, обязаны заботиться о соблюдении хотя бы минимальных стандартов в области прав человека. Поэтому, во всяком случае, могут признаваться и исполняться решения по брачно-семейным делам.
С практической точки зрения существенно то, что Турция имеет с Северным Кипром договор о взаимном признании и исполнении судебных и арбитражных решений. Данное обстоятельство делает возможным для российских компаний привлечение гарантов из Турции, которая является участницей Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и Европейской конвенции 1961 г.
Иначе выглядит ситуация в других регионах со спорным статусом. Так, Западная Сахара, несмотря на признание со стороны 49 государств, фактически в большей своей части контролируется марокканской армией. В этих условиях целесообразно заключать договоры с марокканскими партнерами, поскольку непосредственное взаимодействие с местными компаниями и властями на спорной территории, по-видимому, невозможно обеспечить юридически.
Еще сложнее обстоит дело в Кашмире. Как известно, индо-пакистанский конфликт из-за этой исторической области (бывшего княжества) продолжается с 1947 г. Около 60% его территории сегодня контролируется Индией (штат Джамму и Кашмир), а другая часть, именуемая "Свободный Джамму и Кашмир", номинально признана Пакистаном в качестве независимой страны, но фактически подверглась пакистанской аннексии. В этих условиях следует принимать во внимание внутреннее законодательство государств, контролирующих спорные земли.
В отношении индийской части Кашмира необходимо учитывать следующее. Согласно ст. 370 Конституции Индии 1949 г., право индийского Парламента принимать законы для данного штата ограничено, вследствие чего он может иметь собственное законодательство. В совместной компетенции Индийского союза и отдельных индийских штатов находятся, в частности, суды (кроме Верховного и высших судов), вопросы гражданского процесса, исковой давности и арбитража (см. ст. 246 Конституции Индии, а также приложение седьмое, Перечень III, п. п. 11A, 13). Индийский Закон об арбитраже 1940 г. не действовал в отношении данного штата, а внутренний Закон Джамму и Кашмира, принятый в 1946 г., за год до конфликта, распространялся только на решения, принятые внутри Кашмира. В 1958 г. Индия присоединилась к Нью-Йоркской конвенции и в 1961 г. приняла на ее основе Закон о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Он распространялся уже на всю страну, включая Джамму и Кашмир, поскольку внешние сношения, согласно Конституции (приложение седьмое, Перечень I, п. 10), находятся в ведении общеиндийских властей.
Новый общеиндийский Закон об арбитраже и согласительном производстве 1996 г. отменил Законы 1940 и 1961 гг., но не затронул кашмирского Закона 1946 г. Преамбула к Закону 1996 г. гласит, что к Джамму и Кашмиру он применим только в отношении иностранных арбитражных решений. К решениям же, принятым внутри Кашмира, по-прежнему применялось местное законодательство. Годом позже появился новый закон штата Джамму и Кашмир о согласительном производстве и арбитраже (Jammu and Kashmir Conciliation and Arbitration Act, 1997), заменивший собою Закон 1946 г.
Таким образом, при заключении договоров с кашмирскими партнерами российским компаниям следует учитывать как общеиндийское, так и внутреннее кашмирское законодательство. Это допускается в силу ст. 1188 ГК РФ, которая предусматривает подобные случаи для стран с множественностью правовых систем. Поскольку Конституция Индии закрепляет особый статус штата, признание и исполнение в России решений кашмирских арбитражей не должно встречать препятствий. Однако в нашей стране оно будет происходить на основании Нью-Йоркской конвенции 1958 г., а не кашмирских законов.
Что касается пакистанской части этого региона, то ее положение отчасти сходно с Турецкой Республикой Северного Кипра: несмотря на формальное признание независимости со стороны Пакистана, фактически "Свободный Джамму и Кашмир" состоит под пакистанским контролем. Начиная с 1948 г. значительное число пакистанских Законов местные власти просто ввели в действие на своей территории. К их числу относится и пакистанский закон об арбитраже 1940 г., введенный в "Свободном Джамму и Кашмире" в 1959 г.. Сам же Пакистан, подписавший Нью-Йоркскую конвенцию еще в 1958 г., ратифицировал ее лишь в 2005 г., без малого полвека спустя. В том же году в стране был издан ордонанс президента о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Можно предполагать, что в скором времени его действие также будет распространено на кашмирскую территорию. Но пока заключение договоров непосредственно с местными партнерами представляется рискованным, российским компаниям целесообразнее иметь дело с пакистанскими фирмами.
Наименее благоприятна с правовой точки зрения ситуация в двух из перечисленных регионов. Нагорный Карабах, несмотря на длительный период независимости де-факто, пока не признан ни одним государством. Если учесть, что сообщение с ним сегодня физически возможно лишь через территорию Армении (со стороны Азербайджана установлена блокада), то представляется разумным избирать в качестве партнеров армянские компании, поскольку Россия имеет с Арменией договоры о правовой помощи.
Что же касается Приднестровья, то ситуация с ним пока также выглядит неопределенной. 8 мая 1997 г. в Москве был подписан Меморандум об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем. Гарантами по нему выступили Россия и Украина. В Меморандуме, с одной стороны, устанавливается, что стороны строят свои отношения в рамках общего государства в границах Молдавской ССР на январь 1990 г. (п. 11), с другой - признается, что "Приднестровье имеет право самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно-технической и культурной областях, а в других областях - по согласию Сторон" (п. 3). Закон Республики Молдова от 22 июля 2005 г. N 173 "Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)" содержит сходное положение. Он предусматривает, что Приднестровье имеет право устанавливать и поддерживать внешние контакты в экономической, научно-технической, гуманитарной областях, но оговаривает, что они должны осуществляться "в порядке, предусмотренном законодательством Республики Молдова" (ст. 9). Однако на международном уровне эта норма не получила дальнейшего развития, никаких документов, которые обеспечивали бы судебную и арбитражную защиту подобных международных контактов, так и не появилось. Другие имеющиеся соглашения в указанной области носят преимущественно политический характер и не затрагивают вопросов, связанных с деятельностью частных компаний.
Правда, недавно в одном из российских арбитражных судов имел место случай, когда было признано и приведено в исполнение решение государственного суда Приднестровья. Однако представляется, что этот прецедент не меняет общей ситуации и пока не может служить ориентиром для российских компаний. Поэтому для обеспечения интересов российских компаний целесообразно применять в договорах те же механизмы, что указывались выше для контрактов с абхазскими и югоосетинскими партнерами.
Таким образом, анализ правовых источников и конкретной ситуации в каждом из перечисленных регионов позволяет заключить, что установление договорных связей с местными партнерами и правовое обеспечение этих связей в большинстве случаев осуществимы.
3. Завершая рассмотрение затронутой темы, необходимо сказать, что в настоящее время состояние российского законодательства не позволяет надлежащим образом регулировать сложные (и деликатные в политическом отношении) вопросы, связанные с непризнанными и частично признанными государствами. Не всегда может помочь делу в спорных случаях и ссылка на ч. 3 ст. 1191 ГК РФ, которая предусматривает, что если содержание норм иностранного права установить не удалось, то применяется российское право. Оптимальным решением, видимо, было бы принятие специального закона. Такой шаг тем более оправдан, что отношения с непризнанными государствами отнюдь не исчерпываются коммерческими сделками. Полностью отсутствуют, в частности, какие-либо нормы, касающиеся брачно-семейных правоотношений, наследования, деликтных обязательств и т.п. Это затрагивает права и законные интересы множества рядовых граждан, что порождает немало практических проблем - особенно в отношениях с непризнанными или частично признанными республиками, возникшими на территории бывшего СССР.
Справедливости ради следует сказать, что в 2004 г. в России обсуждался проект федерального закона N 97802229-2 "О развитии сотрудничества Российской Федерации с Тайванем". Ключевой в нем должна была стать ст. 2 "Правовые отношения". В ней предусматривалось, что при осуществлении торговых, культурных и других отношений с Тайванем будут применяться федеральные законы, общепризнанные принципы и нормы международного права; предполагалось, что Тайвань сможет выступать в качестве истца или ответчика в российских судах в соответствии с законодательством России; намечалось, что для всех целей, включая судебные действия, Российская Федерация одобрит продолжение действия всех договоров и международных соглашений, включая многосторонние конвенции, в которых участвовали Российская Федерация и "правящие власти Тайваня", кроме тех случаев и до тех пор, пока они не будут отменены федеральным законом. При этом предлагаемый закон не должен был использоваться в качестве основы для поддержания решения об исключении Тайваня из любой международной финансовой организации или другой международной организации.
Положения этой статьи нашли развитие в других статьях законопроекта. Закреплялось право органов исполнительной власти Российской Федерации и субъектов Федерации, органов местного самоуправления, граждан России и российских юридических лиц вести внешнюю торговлю и иное сотрудничество с Тайванем в рамках, не противоречащих международным договорам Российской Федерации и нормам международного права. Тайваньским инвесторам гарантировались национальный режим капиталовложений, защита от национализации, право репатриации прибыли (ст. ст. 3 - 4). Законопроект определял также право федеральных органов исполнительной власти ограничивать деятельность российских лиц в рамках российско-тайваньского сотрудничества для защиты прав и законных интересов других граждан Российской Федерации и российских юридических лиц, обеспечения обороны страны и государственной безопасности (ст. 5). Статьи 6 - 7 были посвящены статусу и полномочиям Московско-Тайбэйской координационной комиссии по экономическому и культурному сотрудничеству. На нее, в частности, предполагалось возложить право выполнять на Тайване любые нотариальные акты, которые разрешено выполнять нотариусам в России, выступать как временный хранитель имущества умерших российских граждан, оказывать поддержку и защищать права и интересы граждан Российской Федерации и юридических лиц путем выполнения других действий, которые разрешены для консульских целей вне Российской Федерации, в соответствии с российским законодательством. Наконец, в ст. 8 кратко определялся статус Московско-Тайбэйской координационной комиссии, созданной тайваньской стороной для целей поддержания и развития экономического и культурного сотрудничества с Россией и осуществляющей свою деятельность на территории Тайваня и Российской Федерации. Ее сотрудникам, действующим в России, предполагалось на паритетной основе предоставить привилегии и иммунитеты, необходимые для выполнения их функций. Определять перечень таких привилегий и иммунитетов должно было Правительство РФ.
Из законопроекта видно, что в нем отчасти учтены нормы Указа 1992 г. В то же время при ознакомлении с текстом бросается в глаза отсутствие специальных положений, касающихся семейного и наследственного права. Довольно расплывчата и норма, посвященная гражданско-процессуальным вопросам, которая сформулирована через ссылку на международные договоры Тайваня и России. Есть в этом законопроекте и иные недостатки: например, из текста без серьезных оснований изъято важное положение Указа 1992 г. о применении "местного законодательства" к представительствам российских организаций на Тайване и тайваньских - в России. Представляется, однако, что даже в таком виде новый закон мог бы лучше урегулировать отношения с непризнанной республикой. Тем не менее этот нормативный акт не был принят по политическим соображениям. На него поступили отрицательные заключения Правового управления Аппарата Государственной Думы, Правительства России и Комитета Государственной Думы по международным делам. При голосовании в Государственной Думе 4 июня 2004 г. он был отклонен подавляющим большинством голосов.
Проблема, однако, не исчезла, и отсутствие специального правового акта затрудняет ее решение на практике. Остается надеяться, что в России все же появится нормативное регулирование в этой сфере. Думается, что такое регулирование должно дать некоторые универсальные ориентиры, не ограничиваясь какой-то одной непризнанной страной. Это улучшило бы положение российских участников международного гражданского оборота и внесло бы больше определенности в практику российских судов и иных государственных органов, а также международных арбитражей.



Записан
Mariia
Новичок


Репутация: 0
Offline Offline

Сообщений: 8

СПАСИБО
-вы поблагодарили: 1
-вас поблагодарили: 0

обратиться по нику -->


« Ответ #16 : 31 Май 2012, 13:20:22 »
 

в общем, возможен следующий вариант. Между Тайвань и США существует Taiwan Friendship, Commerce, And Navigation Treaty (Treaty and protocol signed at Nanking November 4, 1946), в котором в пункте 3303 говорится, что:

(a) Application of United States laws generally
The absence of diplomatic relations or recognition shall not affect the application of the laws of the United States with respect to Taiwan, and the laws of the United States shall apply with respect to Taiwan in the manner that the laws of the United States applied with respect to Taiwan prior to January 1, 1979.

 
Также существуют прецеденты, согласно которым решения Тайвань исполняются в США, а решения США исполняются в Тайвань. Например, Mil-Parts Co. v. Adtec Ltd., Gilbert v. Burnstine’s.

Поскольку и РФ, и США являются участниками Нью-Йоркской Конвенции 1958 года, то можно указать какой-нибудь авторитетный арбитраж США (я брала American Arbitration Association) в качестве суда разрешения спора.
Записан
Страниц: [1]   Вверх
  В закладки  |  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006-2014, Simple Machines ® | Sitemap XML | Sitemap
"SMF" и "Simple Machines" являются зарегистрированными товарными знаками.
Данный сайт никак официально не связан с SMF. Сайт ЮристыОнлайн.Ру лишь использует "движок" форума от SMF.
Страница сгенерирована за 0.035 секунд. Запросов: 27.

Copyright © Профессиональное юридическое сообщество ЮристыОнлайн.Ру, 2008-2016 г.
Смайлы для форума © Kolobok smiles

При использовании материалов сайта активная индексируемая ссылка на сайт обязательна.

Правила публичного общения и пользования Порталом ЮристыОнлайн.Ру
Соглашение о конфиденциальности | Версия сайта для КПК/смартфонов

  Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100